А падало ли яблоко на голову Ньютону?


Воровство в науке, впрочем, как и любое воровство, – дело грязное. Однако человечество, вписало в историю науки немало позорных страниц.

Когда же на “следы” правды всё-таки удаётся набрести, то и выясняется, что Чарльз Дарвин не первым выдвинул эволюционную теорию происхождения жизни на Земле, а Луи Пастер не первым сформулировал и обосновал теорию микробов. Уильям Гарвей, оказывается, только “переоткрыл” законы кровообращения в живом организме. Исааку Ньютону целиком не принадлежат ни закон всемирного тяготения, ни “бином Ньютона”, ни идея разложения луча белого света на спектр. Небесная механика в основном уже была создана до Пьера Лапласа. А до Христофора Колумба на американский континент успел ступить десант из представителей Старого Света. Многое приписанное историографами Джероламо Кардано в большей части изобретено совсем не им, а знаменитый Клавдий Птолемей под картой геоцентрической системы мира и первым звёздным каталогом, рождёнными усилиями целой плеяды древнегреческих мыслителей, всего лишь поставил свою подпись. Тем не менее историографы настойчиво продолжают преподносить нам этих мыслителей как единственно правомочных первооткрывателей, показывая более выпукло и выигрышно по сравнению с другими и их научные достижения.

В начале 50-х годов двадцатого века выпускница Кембриджа Розалинда Фрэнклин после долгих и не всегда успешных опытов сделала фундаментальное открытие.  Она открыла, что ДНК – это двойная спираль из нитей фосфата.

Джон Рэндэл – директор института, в котором работала Розалинда Фрэнклин, представил результаты её работы на узком «семинаре». Настолько узком, что впору было «сообразить на троих». Научная тройка состояла из самого директора и особо приближённых сотрудников – Джеймса Уотсона и Фрэнсиса Крика. Вот они-то вскоре после этого семинара – в марте 1953 года – и опубликовали «свою» знаменитую статью, в которой безупречно описали структуру двойной спирали ДНК.

Уотсон и Крик за эту статью не только получили Нобелевскую премию, но и практически вечную известность. Ведь считается, что именно с их «движка» началась современная генетика.

А Розалинда Фрэнклин через некоторое время умерла…

Кэндэйси Перт из Джорджтаунского университета в США – в 1972 году после долгих размышлений и исследований осенило. Ей пришла в голову поистине революционная мысль о наличии рецепторов у нейронов.

Однако на пороге публикации своего открытия Кэндэйси неожиданно столкнулась с противодействием. Причём, столкнулась именно там, где меньше всего его ожидала. Её научный руководитель вдруг запретил Кэндэйси продолжать работу над этой темой. Логика запрета была убийственной: полная бесперспективность исследований в данном направлении.

И что бы вы думали? Через некоторое время этот самый «научный руководитель» был выдвинут на преситижнейшую Ласкеровскую премию именно за исследование рецепторов нейронов!

Имя Кэндэйси даже не было упомянуто.

Общепризнанный гений Исаак Ньютон не раз угощал человечество плодами просвещения, выращенными в чужих садах! Ведь стараниями подобострастных авторов монографий человеческий образ Ньютона давно напоминает упаковку с рафинированным сахаром. Но на самом деле “сахаром” Ньютон никогда не был. И в этом нетрудно убедиться.

Если за двумя самыми большими и спелыми яблоками — дифференциальным исчислением и законом тяготения Исаак Ньютон удачно “слазил” в сады Готфрида Лейбница и Иоганна Кеплера, то в области исследования световых явлений ему удалось поживиться уже целым ящиком таких плодов. Он был сколочен из научных достижений многих предшественников и современников учёного. Эксперименты Гука — далеко не единичное заимствование, которое позволил себе честолюбивый Ньютон.

Напрасно связали с его именем историки науки классический опыт по разложению луча белого цвета на спектр с помощью призмы. На самом деле приоритетом Ньютона здесь и не пахло. Впервые этот опыт был поставлен профессором Пражского университета Яном Маркусом Марци. Состоялся он в 1848 году, за восемнадцать лет до того, как его повторил Ньютон. Кстати, Марци пошёл дальше своего последователя, задействовав для выяснения природы непонятного оптического эффекта не одну, а несколько призм. Именно когда он прибег к помощи второй призмы, установив её на пути уже пропущенного через первую призму луча, ему удалось наблюдать любопытное явление: преломляясь под различными углами и принимая разную окраску в самом начале, тот же самый луч не подвергался разложению на цвета при встрече со второй призмой. Из экспериментов Марци буквально напрашивались выводы, которые сделал позже Ньютон. Причём об опытах Марци он не мог не быть осведомлён хотя бы потому, что его оптические эксперименты чуть ли не в деталях совпадали с более ранними опытами чешского исследователя. Оказалось, что сам Марци отправил письмо с изложением методики экспериментов и полученных основных результатов Ньютону как большому авторитету в научном мире с просьбой дать оценку его работам.

Так что и тут Ньютон добрался до вершин славы в известной степени за чужой счёт. Потому, наверное и доложил об итогах  своей работы не сразу по её завершении, а лишь через шесть лет после постановки эксперимента, в 1672 году. Марци к тому времени уже не было в живых, и возможность уличения в плагиате почти отпадала.

В 2009 году умер академик Виталий Гинзбург. СМИ обрушились шквалом соболезнований и почтением памяти якобы одного их самых «знатных российских деятелей науки».

Однако оказывается, — не все так феерично и благополучно в имени «Виталий Гинзбург».

Если кратко о том, чего замечательного, считается, сделал Гинзбург и за что он получил Нобелевскую премию, так это — открытие и описание понятий «сверхпроводимость» и «сверхтекучесть», а также фундаментальные исследования космических лучей. Только, сверхпроводимость открыта Камерлинг-Оннесом, а сверхтекучесть — Капицей, а вовсе не Гинзбургом.

В 85-ом году работа малоизвестного новосибирского ученого Геннадия Александровича Маркова, открывшего высокотемпературную сверхпроводимость, была направлена на рецензию Гинзбургу, который на ней собственноручно написал: «Такого не может быть, потому что не может быть никогда!» и закрыл тему навсегда. Любопытно, что в 2003 году Гинзбург получил Нобелевскую премию, в том числе за работы по сверхпроводимости.

Однажды известный специалист по квантовой механике Д.Блохинцев передал одну из своих неопубликованных работ В.Гинзбургу для прочтения и последующей публикации. Как водится, В.Гинзбург работу Д.Блохинцева «потерял», а через некоторое время «потерянная работа» появилась в одном из иностранных журналов под чужим именем. Эта история хорошо известна в научных кругах России.

Нелишне также вспомнить, что Гинзбург – был ещё и воинствующий атеист, он органически не принимал религию и эзотерику, а все паранормальные явления отождествлял с мошенничеством.

В 90-х годах Гинзбург создал комитет по борьбе с лженаукой и одним махом «прихлопнул» два направления — психофизику и торсионную физику.

Прорыв к новому в науке, неизбежно сопровождается “драмой идей”. А она, в свою очередь, оборачивается драмой людских судеб.

Недооценкой  научных наследий и совершается подчас неправедный суд Истории, которая “запоминает” только отдельные сверхоригинальные работы сверхизвестных личностей находящихся на вершинах научных пирамид. Но допустимо ли, чтобы в их мощной тени оказывались идеи и выкладки “бесследных” трудов тех, кто подготавливал старт перевернувшему науку открытию и её ошеломляющему взлёту?

Читайте об этом подробнее в книгах Анастасии Новых (кликните на цитату, чтобы бесплатно скачать книгу целиком):

Барроу зря времени не терял. Перед тем как университет в связи с эпидемией распустил своих студентов на полуторагодичные каникулы, он вручает Ньютону переведённые трактаты Омара Хайяма с точными научными расчётами по физике, математике, астрономии. Среди них, кстати говоря, была и ценная работа Омара «Трудности арифметики». Барроу даёт задание Ньютону переработать данный материал на своё авторство для скорейшего присвоения Ньютону степени магистра. Ньютон поспешил исполнить это задание, проведя все каникулы в добровольном затворничестве (дабы не было лишних свидетелей и разговоров) на своей родной сельской ферме в деревне Вулсторп.

— А, слышал, слышал за эту деревню, — с улыбкой проговорил Николай Андреевич. — Это где ему яблоко на голову упало и он открыл закон всемирного тяготения?!

— Я бы сказал, что ему тогда на голову упало, но промолчу, — усмехнулся Сэнсэй. — Кстати говоря, даже историю про яблоко Ньютон придумал не самостоятельно. Дело в том, что Омар Хайям, объясняя в своих работах закон всемирного тяготения, приводил разные примеры, в том числе объяснял силу тяготения на примере падающего яблока с яблони, то есть дерева, весьма распространённого в Средней и Восточной Азии. А поскольку в саду Ньютона тоже были яблони, то он также использовал этот пример уже для объяснения «своего гениального открытия».

— Во даёт! — удивился Женя. — Тоже мне ещё вундеркинд-перевёртыш!

— Ньютон никогда не был вундеркиндом. И вся раздутая слава о нём всего лишь дело рук «Вольных каменщиков», которые немало поимели на этом деле. Они даже из засохшей ньютоновской яблони сделали «исторически ценный памятник» — скамью!

—  Анастасия НОВЫХ Сэнсэй IV

Автор поста: Krokodil

Нравится  

Один отзыв на «А падало ли яблоко на голову Ньютону?»

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

Также Вы можете войти используя: ВКонтакте Facebook Twitter Google Yandex Mail.ru Одноклассники Livejournal Webmoney Rambler flickr flickr

Похожие посты