Александр Васильевич Барченко. В поисках Шамбалы

Александр Васильевич Барченко. В поисках Шамбалы

«Поступай с другими так, как ты хотел бы, чтобы поступили с тобой.

Говорящему: «Один в поле не воин» — возражай: «Голос одного бодрствующего будит тысячу спящих».

В личной защите не применяй иного оружия, кроме личного примера...»

Это выдержки из морально-этических «Правил жизни», составленных необычным человеком – Александром Васильевичем Барченко, талантливым учёным и писателем.  Александр Васильевич Барченко (1881 – 1938 гг.) – одна из трагических и загадочных личностей ХХ века, носитель Великой Тайны, которую, судя по всему, он навсегда унёс в Мир иной.

Попытки оставить хоть какую-то информацию для потомков были им предприняты: даже удалось убедить палачей отсрочить исполнение смертного приговора.

Александр Васильевич Барченко

Александру Васильевичу дали карандаш и увесистую стопку бумаги, чтобы смертник обстоятельно изложил всё, что знал. А расстреляли его на другой день после завершения исповеди. Рукопись немедленно упрятали, да так, что с тех пор её почти никто не видел. Даже легенду сочинили: дескать, пропало всё, когда в трагическом 41-м немцы подошли к Москве и пришлось сжечь архивы НКВД. Верится с трудом: очень уж велика была засекреченная тайна! Теперь можно лишь предполагать, что было в той пропавшей рукописи. Но догадаться в общих чертах можно! Многое Барченко описал ещё в своих дореволюционных романах: пещеры в Гималаях и на Русском Севере, подземные хранилища глубочайших тайн мировой цивилизации, замурованные отшельники…

В начале 20-х годов Александр Васильевич сотрудничал с Институтом изучения мозга и психической деятельности, который возглавлял знаменитый Владимир Михайлович Бехтерев. Бехтерева заинтересовали парапсихологические исследования учёного, его изыскания в области «древней науки Шамбалы». Кроме того, А. В. Барченко сам по себе привлекал В. М. Бехтерева как интересная и разносторонняя личность.

В институтской спецлаборатории по изучению неординарных человеческих способностей Барченко проводил парапсихологические опыты.

Позже эта секретная спецлаборатория была переведена в Московский энергетический институт, а затем – во Всесоюзный институт экспериментальной медицины, где получила название «нейроэнергетической лаборатории».

Всё это позволило Александру Васильевичу в начале 20-х годов сплотить вокруг себя небольшой философско-мистический кружок – Единое Трудовое Братство. В основу морально-этического кодекса сообщества легли те самые «Правила жизни». У братства имелась своя оригинальная символика: красная роза с лепестком белой лилии и крестом, означавшая «полную гармоничность». Своё сообщество члены кружка рассматривали, по словам Барченко, как передовой отряд «в борьбе человечества на арене истории, объединяющий своих членов на почве помощи телесно и духовно страдающему человеку, независимо от его политических и религиозных убеждений, в обладании приобретённым опытом древних цивилизаций».

Сейдозеро осенью

Именно этим мировоззрением объяснялся, по-видимому, интерес А. В. Барченко к прародине единого человечества – Гиперборее, праматери культуры, некогда существовавшей на Севере нашей планеты. Благодаря учёным-подвижникам Гиперборея воскресла из исторического небытия. А. В. Барченко был одним из тех, кто стоял у истоков этих исканий. В далёкое лето 1920 года он организовал экспедицию в поисках легендарной Гипербореи к берегам Ловозера и Сейдозера в Лапландии на Кольском полуострове, где искал следы древней цивилизации, аналогичной той, которая якобы существовала в Тибете.

А. В. Барченко (слева вверху) с участниками экспедиции на оз. Ловозеро у «священного» лопарского подземного лаза, 1922 г.

Одна из скрытых целей Кольской экспедиции заключалась в поисках таинственного камня ни больше ни меньше как с Ориона.

Н.К. Рерих "Сокровище Мира – Чинтамани"

Этот камень, по поверьям, способен накапливать и передавать на любые расстояния психическую энергию, обеспечивать непосредственный контакт с космическим информационным полем, что давало его обладателю знание о прошлом, настоящем и будущем. Также в числе находок и артефактов, поразивших членов экспедиции, – мощёная дорога-просека среди чахлой арктической тайболы, ведущая к мистическому Сейдозеру, площадка с каменным алтарём для совершения какого-то ритуала, гигантское изображение-петроглиф на отвесной скале на противоположной стороне озера. А талисманом путешественников стал найденный ими «каменный цветок» с изображением лотоса!

Позже современным учёным удалось составить обобщённый портрет народа, который реально проживал на Северо-Востоке Европы. Это был счастливый народ, наделённый великой духовной силой. Ни во что не ставили гиперборейцы богатство, полагая, что его возрастание обязано общему согласию в соединении с добродетелью, но когда богатство становится предметом забот и оказывается в чести, то и само оно идёт прахом и вместе с ним гибнет добродетель.

Не это ли лучшая формула для национальной идеи любой страны?

 Участниками экспедиции были сделаны предположения, что древние жители Арктики владели техникой воздухоплавания. А почему бы и нет? Сохранились ведь во множестве изображения летательных аппаратов типа воздушных шаров среди наскальных рисунков Онежского озера. Есть среди них и изображение, на котором предположительно запечатлён летящий гипербореец. Русский фольклор также сохранил немало образов-символов летательных средств: Летучий корабль, Деревянный орёл, Ковёр-самолет и даже Ступа Бабы-Яги!

Глеб Иванович БокийНа Севере (в Мурманске) Александр Васильевич Барченко – профессор Морского института краеведения – прожил без малого два года и в Петроград вернулся только в 1923 году. Поворотным пунктом в его судьбе стало близкое знакомство с всемогущим тогда начальником Спецотдела ОГПУ Глебом Ивановичем Бокием. Теория Барченко о «древней науке Шамбалы» вызвала у того огромный интерес. По протекции Г. И. Бокия Барченко возглавил лабораторию нейроэнергетики Всесоюзного института экспериментальной медицины, занимавшуюся изучением паранормальных явлений. Например, передачей мыслей на расстояние.

Следующая значимая веха в биографии А. В. Барченко – знакомство в 1924 году с крестьянином из Костромы Михаилом Трофимовичем Кругловым, учеником известного старца Никитина. Этот костромской крестьянин, неоднократно приезжая к учёному в Ленинград, привозил с собой различные рукописи, необычные изделия из дерева в виде замысловатых вещиц, а также идеограммы, которые впоследствии послужили предметом специального идеографического научного исследования. Кроме того, этот мужик из костромских лесов поражал своей удивительно высокой (даже по сравнению с Барченко) компетентностью в «Древней науке».

Именно Михаил Круглов подсказал учёному, что Шамбалу следует искать возле Беловодья на Алтае.

Беловодье  горы Алтая

Туда и отправился Барченко в 1925 году под патронажем Бокия. Из экспедиции Александр Васильевич возвратился, имея самую разнообразную и порой противоречивую информацию. И всё же главная задача – выйти на прямой контакт с Шамбалой – не была решена. В 1927 году при поддержке всё того же Глеба Ивановича Бокия Барченко организовал другую экспедицию, на этот раз в крымские пещеры, а также на поиски крымских пирамид!

экспедиция в крымские пещеры  В лесу около Красной пещеры в Крыму

Барченко искал большее: он считал, что древние цивилизации владели тайной расщепления атома, альтернативными источниками энергии, а также действенными средствами психотронного воздействия на людей.

И сведения о том не исчезли, они сохранились в закодированной форме, их можно отыскать и расшифровать. Этим не в последнюю очередь и объясняется повышенный интерес к его изысканиям со стороны чекистов и лично Дзержинского.

Было ли найдено искомое доказательство? Ответ на этот вопрос сокрыт за семью печатями. Секретные службы всегда умели хранить свои тайны…

НаШамбала 1929-1930 годы приходится следующая экспедиция неутомимого А. В. Барченко – опять на Алтай. Цель всё та же – поиски следов древней культуры и установление контактов с Шамбалой и находящимися там духовными Учителями человечества. Никаких материалов о результатах этой экспедиции не сохранилось. Известно лишь, что в конечном итоге за весь период многолетних поисков «обители Мудрецов» Преддверье Шамбалы Александр Васильевич так и не нашёл. Но это удалось позже сделать другому человеку – Глебу Ивановичу Бокию!

Единое Трудовое Братство просуществовало вплоть до 1937 года. Неожиданный арест Г. И. Бокия и последовавшие за этим аресты других «братьев» сообщества, в том числе и самого Барченко, положили конец этому сообществу.

Многими своими научными открытиями, обозначенными Барченко как «предвидение шагов завтрашнего дня», он опередил своё время и указал на то, что было официально «открыто» гораздо позже, уже после его смерти. Это, к примеру, относится к открытию трансурановых элементов, эффекта солода, а также некоторым наблюдениям в области медицины.

Сфера интересов этого замечательного человека продолжает волновать и наших современников – его единомышленников и последователей. И вполне возможно, что последующие исследования учёных раскроют тайну Шамбалы. Но пока она, подобно Атлантиде, остаётся легендарной страной, развалин городов которой так и не найдено, и на её поиски устремляются всё новые и новые экспедиции.

Преддверье Шамбалы Рисунок А. НовыхЕсли вы хотите более подробно узнать о сообществе хранителей древнего Знания, тайнах секретных архивов, подлинной истории прошедших событий XX века и животрепещущих пророчествах рекомендуем вам ознакомиться с динамичным и увлекательным детективом «Перекрестье» современной писательницы Анастасии Новых. Эта книга поможет взглянуть на многие события в том числе собственной жизни под совершенно иным углом зрения. Книгу можно скачать бесплатно на нашем сайте sokrovennik.ru или заказать печатный вариант в редакции по телефону: 8 (495) 233-22-44.



Комментарии (0)

Написать комментарий

Цитата дня

Пока в душе живёт любовь, разлука невозможна.

— Анастасия Новых, Сэнсэй Исконный Шамбалы

Новый номер



Комментарии