Асгат Галимзянов – настоящая легенда Казани

Асгат Галимзянов – настоящая легенда Казани

За свою жизнь он подарил 80 автобусов детским домам и пожертвовал миллионы нуждающимся, он успел помочь пострадавшим от землетрясения в Спитаке, чернобыльцам. В родном селе он за свой счёт восстановил высохшее озеро, построил здание под детский сад, помог со строительством мечети. Сейчас Асгат Галимзянов живёт в полусгнившем бараке.

Благоустроенную двухкомнатную квартиру в элитном районе города отдал семье беженцев Акберовых из Казахстана. Так же бескорыстно, как до этого передал под детский сад огромный дом в родном селе. До этого большая семья Акберовых из семи человек, включая лежачую бабушку, ютилась в коммуналке. Недавно мигранты съехали с квартиры в приобретённое жильё. Однако даже после этого благотворитель не спешит возвращаться в свою квартиру. «Я вырос в деревне, а в четырёх стенах мне тесно», — говорит он.

Этому человеку при жизни поставили памятник в самом центре Казани, рядом с Кремлём.

памятник Асгату

Бронзовую скульптурную композицию изготовили на личные средства семьи первого президента Татарстана Минтимера Шаймиева.

Асгат Галимзянов родился и вырос в деревне: с детства ухаживал за скотиной, ловил рыбу, косил сено, работал в колхозе. По ночам вся семья Галимзяновых лепила и выжигала кирпичи на продажу. «С войны отец приехал без обеих ног. Были времена, когда мы по пять дней не видели ни кусочка хлеба. Мать отправляла меня за крапивой, варила из неё суп и хлеб пекла из лебеды. А сейчас люди живут, как в раю. Видишь, сколько еды, сенлем (сестрёнка на татарском — прим. автора)», — показывает Галимзянов на уложенные штабелями несколько батонов.

После окончания восьми классов Асгат отслужил в армии во Владивостоке. Вернувшись в деревню, решил отправиться в Казань на заработки: в большом городе найти работу не было проблемой. Он работал в милиции, на химкомбинате, а в конце 70-х годов устроился возчиком на Колхозный рынок. Целыми днями он на конской упряжке развозил продукты по магазинам. Именно с этой упряжкой он и запечатлён на памятнике под кремлёвской стеной Казанского кремля.

Свой выбор Асгат Галимзянович сделал ещё 20-летним парнем, когда, вернувшись из армии, устроился работать в милицию.

— Только и двух лет не прошло, как из органов меня попросили.

До начальства дошёл слух, что вместо того, чтобы пьяных в вытрезвитель оформлять, я их, горемычных, по домам развожу, — говорит пенсионер.

— Жёны этих ребят меня тогда чуть ли не ежедневно благодарили. Видимо, начальству это не понравилось.

Потом он довольно долго пахал за баранкой автокрана, пока не подвернулась должность возчика в райпищеторге. Так он и работал — утром развозил на своей кобыле ящики со снедью по магазинам, а ночью подрабатывал на рынке сторожем. Тогда-то Асгата Галимзяновича, выросшего в деревне, и осенила коммерческая идея: «На рынке отбросы центнерами гниют. Сколько свиней можно на этих харчах прокормить!» Так в центре Казани у возчика пищеторга Асгата Галимзянова появилось своё, как бы сейчас сказали, подсобное хозяйство. На калорийных базарных отходах свиньи росли как на дрожжах.

— Деньги от продажи мяса я складывал дома в таз — банкам я не доверял, — по-простецки признаётся Асгат Галимзянович. — Когда же из дому уходил, оставлял караулить сбережения собаку. Пёс никого к тазу на несколько метров не подпускал, даже родных. Однажды тёще всё это надоело. Она попросила: «Асгат, унеси ты эти деньги хоть куда-нибудь! В своей квартире жизни нет: того и гляди задерёт меня собака твоя». Но куда их потратить — не люстру же чехословацкую покупать? Здесь он и вспомнил про обещание, данное отцу:

«Если есть у тебя возможность помочь людям, даже не думай. Появился лишний рубль — отдай старухе или ребёнку. Сам ты, покуда здоров, ещё заработаешь».

Он всегда был очень скромно одет, можно даже сказать, бедно: протёртая на локтях куртка или телогрейка. Его по нескольку лет видели в одной одежде. Конечно, его считали чудаком. Но все вопросы он пресекал мгновенно, говорил: «На развитие хозяйства я себе оставляю, семью кормлю. А если остается лишнее — почему бы и не отдать нуждающимся!» Однажды зимой во время очередного визита в детский дом Асгат-Абы обратил внимание, что на морозе детишки бегают в лёгоньких курточках. Покачал головой попечитель и удалился. А через месяц привёз на своей лошадке десятки шубок из натурального меха.

новые шубки для детей

И это еще не всё: он регулярно перечислял на счёт интерната деньги, на которые покупали одежду для детишек, игрушки, музыкальные инструменты. Во дворе же он посадил голубые ели. Они до сих пор на территории растут. А в 1986 году Асгат Галимзянович осуществил свою давнюю мечту — возвёл на территории дома ребёнка памятник, который назвал «Сказка». Чуть позже благодетель и вовсе удивил учителей: вручил интернату ключи от новенькой «Нивы». А спустя ещё некоторое время он приехал на «пазике». Отдал ключи директору со словами: «Теперь малыши на экскурсии смогут ездить да на новогодние ёлки». И ведь не только этому детскому дому помогал первый благотворитель СССР. Деньги он перечислял почти во все детские дома Татарстана, Чувашии и Башкортостана, в несколько домов престарелых, людям, пострадавшим во время аварии на Чернобыльской АЭС, в разрушенную землетрясением Армению, семьям погибших на подводной лодке «Курск».

Но всё это было уже позже. А сперва, когда Асгат Галимзянович только развивал свою благотворительную деятельность, под него «начал копать» ОБХСС.

Ну невозможно было поверить, что человек отдаёт огромные деньги, не оставляя для себя и семьи почти ничего.

Ясное дело — подпольный миллионер.

– В то время я держал свиней в гараже, располагавшемся под нашим домом, — вспоминает Асгат Галимзянович. — Нам с женой разрешили держать лишь четырёх, а на подпольной ферме их по два десятка набиралось. Тогда я понял: беды не избежать. Навоз я вывозил по ночам, запрягая в телегу собак. Но народ всё равно пронюхал — написали анонимку куда следует.

Асгата Галимзянова начали вызывать на допросы.

– Наверное, меня бы посадили. Но вступились директора нескольких детдомов, которым я на тот момент помогал. Просили, писали письма, пороги оббивали, — рассказывает о своём чудесном спасении пенсионер. — А чуть позже мне официально разрешили своё хозяйство держать. Даже выделили пустырь неподалеку от того дома, где я сейчас живу. Тогда я завёл быков — в лучшие годы у меня их было до 300 голов.

Тогда-то и начал Галимзянов раздавать автобусы чуть ли не оптом.

Несколько лет назад вернулся Асгат Галимзянович в родное село Булым-Булыхчи. Начал на своём участке дом строить. Сельчане было подумали: «Наконец-то и для себя что-то сделает. Решил о благополучной старости позаботиться…»

Но 1 сентября 2006 года благодетель приехал на школьную линейку на новеньком микроавтобусе, ключи от которого он передал директору. А дом, который на собственные деньги возводил несколько лет, — детскому саду.

На той самой «ГАЗели» школьники ездят до сих пор. А в школьном музее Асгату Галимзяновичу посвящён целый стенд. Ребят туда на экскурсии водят.

«Я свой народ любил и тогда, и сейчас — одинаково. Всё равно, разрешено или нет, животных держал, людям помогал, хоть Советский Союз, хоть Россия».

- Я живу, чтобы делать добро, — говорит 78-летний Асгат Галимзянович.

Асгат Галимзянов

Он признаётся, что делать добро людям его научил отец. «Его все уважали на селе, и за любую помощь он не брал денег, — говорит Асгат. — И меня учил не трогать чужое, поддерживать немощных. Сегодня одни хвастаются богатством, другие — не могут заработать. А ведь деньги всегда на земле лежат, нужно только поднять их: разведи скот, трудись — и всё будет. А мне не надо золота, не привык я к этому».

Асгат-бабай берёт гармонь и садится в старое кресло. Играет татарские народные мелодии и задумчиво смотрит в сторону. Он считает себя счастливым человеком, поскольку «выполнил своё единственное призвание — помогать людям».



Комментарии (0)

Написать комментарий

Цитата дня

Формула достижения бессмертия так проста: контролировать свои мысли, Верить и Любить.

— Анастасия Новых, Сэнсэй Исконный Шамбалы

Новый номер



Комментарии